Моя Магнитка
первая интернет-газета Магнитогорска

В Москве прошла премьера балета об Айседоре Дункан

Категория: Культура, В мире
В Москве прошла премьера балета об Айседоре Дункан
Ленин с крылышками и босоножка
На сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко прошла российская премьера балета «Айседора». Роль «божественной босоножки» станцевала прима лондонского Королевского балета Наталья Осипова, а хореографом спектакля выступил модный балетмейстер Владимир Варнава.
Это самый масштабный проект продюсера Сергея Даниляна, мировая премьера которого ранее состоялась в Калифорнии (создан он при поддержке Романа Абрамовича). Данилян и его агентство Ardani Artists хорошо знакомы москвичам по другим проектам, самым известным из которых стали знаменитые «Короли танца» с участием многих звезд мирового балета. Теперь Данилян привез в Москву уже полноценный сюжетный спектакль с участием интернациональной команды, но звезда здесь только одна. Зато такая, что способна одним своим участием вытянуть любой заведомо провальный проект… Особенно в Москве, где ее обожают, и особенно в такой беспроигрышной партии, как партия божественной босоножки.

Ведь Дункан была в России фантастически популярна. Танцовщица приезжала в нашу страну до революции шесть (!) раз, а первый приезд, состоявшийся 30 декабря 1904 года, вызвал сенсацию в среде символистов (о ее творчестве тогда и впоследствии писали Александр Блок, Андрей Белый, Максимилиан Волошин, Федор Сологуб, Василий Розанов и многие другие видные деятели той эпохи). Однако наиболее подробно в балете показывается советское житье-бытье танцовщицы, которую за ее прокоммунистические убеждения называли «Дунькой-коммунисткой с Пречистенки», где она поселилась в реквизированном большевиками особняке балерины Большого театра Александры Балашовой.

Судьба Дункан — для балета тема, в общем-то, благодатная. Не зря многие хореографы обращались к ней в своих произведениях. Самыми значимыми в истории хореографии с этой точки зрения были балеты крупнейших английских хореографов Кеннета Макмиллана и Фредерика Аштона. Балет последнего, посвященный танцовщице, не так уж и давно на гастролях в Москве показывала известная итальянская балерина Карла Фраччи. Ну и, конечно же, у всех в памяти балет Бежара, поставленный специально на Майю Плисецкую. Теперь в ряду этих великих балерин, обращавшихся к судьбе знаменитой босоножки, и Наталья Осипова. И надо сказать, что воплотила она этот образ на сцене очень удачно.

Так что риски в этом смысле для Даниляна были небольшими и касались они основным образом хореографической составляющей спектакля, за которую отвечал молодой хореограф — Владимир Варнава. Имея за плечами всего один полномасштабный спектакль («Ярославна» в Мариинском театре), Варнава тем не менее поставил множество одноактных балетов, очень, правда, неравноценных по своей хореографии, и ко времени постановки «Айседоры» успел «прогреметь» и даже войти в моду. Нужно заметить, что от балета к балету дарование Варнавы растет и развивается, в его спектаклях стали появляться напрочь отсутствующие там поначалу логика и драматургическое развитие. И с этой точки зрения «Айседору» можно признать лучшим балетом из пока им созданных. Здесь четко и ясно (иногда даже чересчур, вплоть до иллюстративности) изложен основанный на собственной автобиографии Дункан («Танец будущего», «Моя жизнь») и воспроизведенный в буклете сюжет, отражены многие узловые моменты судьбы танцовщицы, и у зрителя, хотя бы отдаленно знакомого с этой биографией, вопросов возникнет, в общем, не так много.

В первом действии показаны, например, ее отношения со знаменитым английским режиссером-модернистом Гордоном Крэгом и ее связь с миллионером Парисом Зингером — одним из наследников богатейшей династии, прославившейся производством швейных машинок с одноименным названием (оба персонажа слились в балете в обобщенном образе под именем Зингер). А заканчивается это действие гибелью в Париже в автомобильной катастрофе детей, родившихся от этих связей (институт брака Дункан принципиально отвергала): дочери Дункан от Крэга, Дерди, и сына Дункан и Зингера, Патрика. Впрочем, никакого танцевального развития всех этих тем в балете нет, они показаны скорее средствами сценографии: вот на сцене появляется настоящая спортивная «Бугатти», а за рулем красавец миллионер (американский танцовщик Джош Игуйа). А вот под звучание знаменитой трагической прокофьевской «музыки времени и мировых катастроф» в самом конце первого акта на заднике показывается машина, потерпевшая крушение.

Во втором действии отражена поездка Дункан в Россию по приглашению советского правительства и ее увлечение Сергеем Есениным, за которого известная феминистка, поправ свои собственные принципы, даже вышла замуж. И самым впечатляющим в этом акте также выглядят сюрреалистические изображения Страны Советов (сценография и костюмы — Галя Солодовникова, видеодизайнер — Илья Старилов, художник по свету — Константин Бинкин, сценический супервайзер — Кристофер Алва, видеооператор — Александр Шаргородский): залитые кроваво-красным заревом мавзолей для еще живого и показанного на сцене вождя мирового пролетариата, Спасская башня, неосуществленный гигантский Дворец Советов со скульптурой Ленина на вершине и многое другое.

И весь этот антураж, вся эта гигантомания очень соответствовала характеру основательницы «свободного танца». Ведь как отмечали современники (не показанный в балете ближайший друг Есенина Анатолий Мариенгоф), «она приехала в Советскую Россию только потому, что ей обещали… храм Христа Спасителя. Обычные театральные помещения больше не вдохновляли Дункан. Дух великой босоножки парил очень высоко. Она хотела обращать взор не к театральному потолку, а к куполу, напоминающему небеса. Пресыщенная зрителем — она жаждала прихожан. Я потом весело сочувствовал Айседоре: «Ах, бедняжка, бедняжка, в Большом театре приходится тебе танцевать! Какое несчастье!»

Образы Есенина и Дункан в балете не скрыты, как это водится, за обобщенным именем «Поэт» или «Танцовщица» (или просто «Айседора»), а без обиняков обозначены в буклете: «Сергей Есенин» и «Айседора Дункан». Есенин в балете выведен откровенно карикатурным и трафаретным. В качестве хулигана он показывает залу оголенный зад, а появляется неизменно в подпитии и с собутыльниками, которые пляшут «русскую». Сразу скажем, что таким уж простодушным Айседураком (по популярному в Москве в те времена злому каламбуру в отношении поэта: «Айседур на свете много — мало Айседураков»), каким Есенин изображен в балете, поэт все-таки не был, хотя и прославился не только своей лирикой, но и чрезвычайно скандальным и буйным поведением. Более того, лично на мой вкус, такое изображение классика русской и советской литературы на сцене показалось явным пересолом. Тем не менее следует признать очень удачным (с хореографической точки зрения, разумеется) поставленный для Есенина и Дункан в спектакле дуэт и отдать должное танцовщику Владимиру Дорохину, не без успеха (в рамках поставленных задач) воплотившему роль поэта на сцене.

Но это отдельные хореографические удачи. В целом и на этот раз хореография Варнавы, к слову, довольно узнаваемая и повторяющая основные находки из предыдущих спектаклей, вызвала самые большие споры.

Вместе с нимфами и сатирами присутствует в балете и греческая тема: Дункан разработала танцевальную систему и пластику, которую связывала с древнегреческим танцем. Есть и знаменитое противопоставление этой танцовщицы своего творчества классическому балету. Причем выраженно оно у Варнавы, как всегда, иронично. Здесь в качестве Учителя танца (из «Золушки») и Идеальной балерины показаны символы балета серебряного века Вацлав Нижинский (Алексей Любимов) и Анна Павлова (Вероника Парт). Образы их, как и есенинский, тоже карикатурны, но в отличие от Есенина такого протеста все же не вызывают.

Что в этой вещи, несомненно, оригинально и интересно, так это концепция, специально придуманная хореографом для «Айседоры»: связь судьбы знаменитой американской танцовщицы со сказкой «Золушка» и музыкой Сергея Прокофьева, написанной для этого балета композитором во время Второй мировой войны.

В принципе попыток интерпретировать музыку и сюжет этого балета в мире немало: вспомним хотя бы версию Мэтью Борна, где действие происходит в Лондоне во время бомбардировок города немецкой авиацией во время Второй мировой. Или, последнюю по времени, версию Алексея Мирошниченко, о том, как ставят балет «Золушка» в Большом театре, когда среди героев на сцене предстают Хрущев (в качестве первого секретаря КПСС) и Фурцева (как министр культуры принимающая балет «Золушка»), а действие разворачивается во время фестиваля молодежи и студентов в 1957 году.

В концепции Варнавы многое построено на выворачивании сюжета сказки наизнанку: если в сказке фея дарит замарашке хрустальные башмачки, то тут введен образ босоножки, принципиально отказавшийся в своем творчестве от балетных туфель и декларативно выступающей на босу ногу. Фея, которая в балете тоже присутствует в виде Терпсихоры (американка Эмили Андерсон), причем в нелепом, похожем на индейца оперении (таким образом костюмер, видимо, обыгрывает американские корни танцовщицы), тут не дарит, а, наоборот, снимает с героини туфельки. Если в сказке присутствует карета, на которой героиня отправляется на бал, то в балете ее заменяет настоящий автомобиль «Бугатти» образца 1927 года. Как известно, за рулем автомобиля именно этой марки оборвалась жизнь Айседоры, когда ее неизменный и часто задействованный в танце длинный красный шарф запутался в колесе двухместного спортивного автомобиля и удушил танцовщицу. Да и вообще, автомобили сыграли, как известно, роковую роль в ее судьбе: как уже было сказано, в автомобиле погибли ее дети вместе с сопровождавшей их гувернанткой (заглох мотор, шофер вышел из машины, чтобы его завести, машина неожиданно поехала и упала в Сену). Лейтмотивом присутствует в оформлении балета и шарф-удавка.

А вместо бала во дворце — ирреальная послереволюционная действительность, в которой не только танцовщица находит своего принца — Сергея Есенина, но и фея во второй части частично замещается сюрреалистическим обликом Ленина, который в окружении одетых в красные мундиры чекистов, с лысиной, бородкой и портретным гримом на лице и стрекозиными крылышками за спиной (как и партия Учителя танцев, эта роль талантливо и иронично сделана Алексеем Любимовым) правит здесь фантасмагорическим балом.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
АВТОРИЗАЦИЯ
Вечерний Магнитогорск