Моя Магнитка
первая интернет-газета Магнитогорска

Взятка есть, но денег нет?

Категория: В стране
Взятка есть, но денег нет?
В суде по делу челябинского экс-следователя Козлова огласили обвинительное заключение
В Центральном районном суде Челябинска 19 июля, спустя несколько месяцев после поступления материалов началось судебное следствие по уголовному делу в отношении экс-следователя по особо важным делам СУ СКР области Александра Козлова. Его обвиняют в получении взятки в размере 3 млн рублей, то есть в оконченном преступлении. Но, судя по оглашенному прокурором Кристиной Афлитоновой обвинительному заключению, до самого Козлова не дошло ни копейки. Однако, как пояснили Znak.com представители юридического сообщества, — при наличии посредников, в случае если деньги дошли до них, не так уж важно, куда они делись дальше.

Очередное заседание началось, уже по традиции, сложно и затянуто. Сначала защита Александра Козлова в очередной раз заявила ходатайство о том, что обвиняемый так и не ознакомился с двумя вещдоками: телефонами взяткодателей и денежными средствами, которые получили от них адвокаты-посредники в передаче взятки. Судья Елизавета Котлярова ходатайство приобщила, но указала, что ознакомление пройдет в рамках судебного следствия, вызвав негодование со стороны защиты и обвиняемого.

«Судья по собственной инициативе, в нарушение всех норм УПК, изменила свое вступившее в законную силу постановление об ознакомлении нас с материалами дела и вещественными доказательствами (речь о том, что сначала судья вынесла постановление об ознакомлении с вещдоками, а потом изменила его, добавив туда фразу — „с вещественными доказательствами, имеющимися в распоряжении суда“), тем самым нарушила мое право осуществлять защиту в полной мере», — сказал Александр Козлов.

Адвокат Ольга Бережная на эту тему предоставила подробное письменное заявление и добавила, что в ближайшее время жалоба на судью будет направлена в квалификационную коллегию судей Челябинской области.
При этом очевидно, что судье, которая еще до Нового года рассматривала гражданские дела, крайне сложно вести уголовный процесс с двумя адвокатами и юридически подкованным обвиняемым. Это притом, что еще не началось судебное следствие.
Наконец слово дали гособвинителю Кристине Афлитоновой, которая входит в состав группы прокуроров по этому делу и в процесс сегодня вступила первый раз.

Согласно обвинительному заключению, Александр Козлов работает в СК с 2009 года. Начинал следователем Ленинского следственного отдела Челябинска. В июне 2015 года получил звание капитана юстиции, а 18 августа 2016 года — переведен во второй следственный отдел по расследованию особо важных дел СУ СКР области.

Дело бывшего топ-менеджера «Ростелекома» Василия Прокопенко стало первым у Козлова на новом месте. Оперативные материалы на Прокопенко, Воробьева, Боева и Кондакова следователь получил летом 2016 года и возбудил в отношении них уголовные дела 31 августа 2016 года.

При этом, как считает следствие, Козлов изначально знал о том, что теперь уже бывшие топ-менеджеры компании «Ланит Урал» Боев и Кондаков могут быть освобождены от уголовной ответственности по примечанию к статье 291 УК РФ — в связи с добровольным сообщением о преступлении и содействием следствию.

По мнению следствия, также Козлов знал, что оперативные материалы о том, что топ-менеджеры присвоили себе часть денег из суммы взятки Прокопенко, не нашли своего подтверждения.

Следующая фраза, зачитанная прокурором, вызвала у обвиняемого практически открытый смех: «У Козлова… имелись материальные затруднения… поэтому у него возник умысел на получение взятки от Боева и Кондакова за вынесение постановления о прекращении (в отношении них) уголовного дела».
Далее подробно расписан процесс приготовления к преступлению. Как Козлов решил привлечь к преступлению адвокатов, чтобы завуалировать взятку под гонорар за услуги защитника, как убеждал Боева и Кондакова поменять защитников, так как нынешние не смогут справиться. Затем решил действовать через своего общественного помощника Телешева — сына адвоката Елены Пешковой — но не сказал ему об истинных намерениях, а попросил свести его с матерью якобы для получения консультации в связи с желанием вскоре уволиться из СК и заняться адвокатской практикой.
Все встречи с Пешковой, по данным следствия, происходили на автопарковке на улице Пушкина. Так, оперативники ФСБ, выявившие преступление, считают, что Козлов с ходу предложил ей стать посредником и завуалировать получение взятки под вознаграждение за услуги адвоката. Пешкова, якобы «опасаясь за будущее своего сына Телешева, находящего в подчинении у Козлова», согласилась, но сказала, что будет искать другого адвоката. Затем уже сама вышла на Аллу Брагину, объяснила той, что взятку нужно завуалировать под гонорар и сказала, что «денежные средства нужно будет передать сотрудникам УФСБ» (именно об этих переговорах адвокатов каждый раз говорит защита Козлова, но следствие считает, что так адвокаты «шифровались»).
Затем, в период с 20 по 24 апреля Пешкова довела до сведения Козлова, что нашла нужного адвоката и дала ему визитку Брагиной, которую тот в своем кабинете 24 апреля 2017 года передал Кондакову, указав, что он доверяет этому адвокату. Кроме того, в тот же день Козлов озвучил Пешковой сумму требуемого вознаграждения — 4 млн рублей, о чем она сообщила Брагиной.

Следователь вновь встретился с Пешковой на Пушкина и передал ей лист формата А4 с данными об обналичивании Кондаковым и Боевым денег и передаче их Прокопенко. Затем через Телешева, который все так же якобы ни о чем не знал, передал адвокату их объяснения по этому поводу.
Следом, по версии следствия, Брагина в ходе встречи с Кондаковым и Боевым довела до них сведения о сумме взятки, те дали согласие, но сказали, что таких денег нет. Она согласилась на меньший размер — в 3 млн рублей, рассказала об этом Пешковой, та — Козлову. На том и сошлись.

3 июля 2017 года Брагина при встрече с Боевым и Кондаковым договорилась, что 7 июля они передадут ей 3 млн рублей. Тогда же они заключили с ней соглашение как с адвокатом, и Брагина предоставила Козлову в его личном рабочем кабинете соответствующий ордер.

«Козлов, понимая, что умысел реализуется, 4–5 июля 2017 года вынес постановление о прекращении уголовного дела в отношении Боева и Кондакова. 5 июля выдал Коднакову и Боеву копии постановления», — зачитала прокурор и перешла к ключевому моменту.

Так, Кондаков с Боевым, действуя в рамках оперативного эксперимента, проводимого сотрудниками УФСБ, подписали с Брагиной соглашение на 50 тыс. рублей и 1,5 млн рублей (в обвинительном заключении не расписано, должны были ей дать каждый по 1,5 млн, либо это сумма от одного, либо от двоих).
«… 7 июля Кондаков, действуя в интересах Боева, передал, а Брагина получила 3 млн рублей в качестве взятки… Козлову… кроме того, получила 100 тыс. рублей в качестве вознаграждения, — говорится в обвинительном заключении. — После чего дальнейшие действия Брагиной были пресечены сотрудниками УФСБ. Затем с 20.10 до 20.40 часов… Брагина, действуя в рамках оперативного мероприятия, … передала Пешковой, а Пешкова получила 3 млн рублей… после чего дальнейшие действия были пресечения сотрудниками УФСБ. Таким образом Козлов реализовал свой преступный умысел на получение взятки в виде денег в размере 3 млн рублей».

То есть в обвинительном заключении как будто не достает фразы о том, что Пешкова передала деньги Козлову. Но этой фразы просто нет, потому что физически Козлов денег не получал. Именно об этом говорит сторона защиты: денег следователь не видел, а все остальное домыслы и фабрикация.
Однако сразу несколько представителей юридического сообщества пояснили, что, по закону, с момента, когда деньги перешли к посреднику, действующему заодно с получателем взятки, он получает возможность ими распоряжаться. Другое дело, если посредник, как в случае с Козловым и адвокатами, действует в рамках оперативного эксперимента — в этом случае между юристами всегда были споры о том, квалифицировать преступление как оконченный состав или как покушение на преступление. Однако после постановления пленума ВС подобные случаи стали чаще всего считать именно оконченным составом.

Адвокаты Козлова уверяют, что изучили пленум Верхового суда и пришли к выводу, что их ситуацию под него трактовать нельзя.

Следующее заседание состоится 27 июля. На нем будет определен дальнейший ход судебного следствия.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
АВТОРИЗАЦИЯ
Вечерний Магнитогорск