Моя Магнитка
первая интернет-газета Магнитогорска

Медики ослепили ребенка

Категория: В стране
Медики ослепили ребенка
Скандал в окружном здравоохранении — о фатальной ошибке и разрушении мозга малыша родным рассказали только спустя месяц.
У СОКБ дурная слава не только из-за того, что на территории находится морг - скандалов в этой больнице больше, чем в любой другой

Шокирующая история в ХМАО — двухлетний мальчик практически лишился головного мозга, ослеп и частично оглох. Родственники говорят о врачебной ошибке и подделке медиками документов. В ситуации будут разбираться силовики. Почему ребенка едва не залечили до смерти и как врачебная ошибка может изменить всю российскую медицину.

Двухлетнему Кириллу Пинчуку стало плохо еще 16 декабря прошлого года — у ребенка был жидкий стул, рвота, поднялась температура. «Скорая помощь» отвезла его в приемное отделение Сургутской окружной клинической больницы, где мать малыша Веронику Пинчук уговорили написать отказ от госпитализации. «Мне сказали, что это легкая кишечная инфекция. Назначили лечение и отправили домой. На следующий день началась рвота, Кирилл лежал со стеклянными глазами. Когда приехала „скорая“, у него начались односторонние судороги. Вызвали реанимационную бригаду — судороги удалось остановить только с пятой попытки», — рассказывает Вероника Пинчук.
Медики ослепили ребенка
Односторонние судороги — симптом поражения центральной нервной системы, однако, по словам родителей, врач в приемном отделении СОКБ даже не собрал анамнез. Ребенка поместили в реанимацию, судороги списали на температуру, падение сахара и обезвоживание. Врачи «скорой помощи» говорили маме, что надо «проверить голову», то есть сделать МРТ, но эти исследования провели только через несколько дней, когда Кириллу стало намного хуже.

Первые дни ребенка продолжали лечить от кишечной инфекции и даже поставили преднизолон, что, вероятно, стало отягчающим обстоятельством. Этот препарат подавляет иммунную систему, способствует быстрому развитию вируса в организме. Детям его вводят только по индивидуальным показаниям в ситуации, угрожающей жизни и под наблюдением врача. По словам родных малыша, ранним утром 20 декабря, когда Кирилл находился в тяжелом состоянии, медик дал по телефону указание постовой сестре поставить капельницу, даже не осмотрев Кирилла. Оценку этим действиям будут давать специалисты, но, возможно, это все же объясняет, почему так стремительно развивалась болезнь. Когда ребенку наконец-то сделали компьютерную томографию, был обнаружен очаг поражения в височной доле головного мозга.

Спустя несколько дней установили диагноз — герпетический энцефалит. При этом, как рассказывают родственники малыша, необходимый препарат ацикловир, вероятнее всего, начали вводить только 24 декабря, когда поражение мозга достигло катастрофических размеров.

Хотя первые меры было необходимо принимать сразу, как только появилось подозрение на страшное заболевание — от скорости начала лечения напрямую зависит исход этого заболевания. Чем позже, тем больше вероятность смерти. Не случайно специалисты рекомендуют вводить ацикловир при любом подозрении на герпетическую инфекцию до выяснения точного диагноза — вреда от препарата значительно меньше, чем от самого вируса.

Все это время родственников малыша врачи фактически держали в неведении. Как выяснилось позднее, 11 января ребенку отменили ацикловир, 14 января сделали очередной снимок КТ, который показал отрицательную динамику. К этому времени медики уже понимали, что произошло тотальное разрушение головного мозга. «Мы просили провести консультации с НИИ Детских инфекций. С нами согласились, а потом сразу выписали и отправили в Нижневартовск в детскую больницу.

Только там врачи нам сказали, что энцефалит не вылечили, а у ребенка тотальное разрушение мозга»,

— рассказывает тетя малыша Анджела Абзалова.

Медики ослепили ребенка
Вирус удалось победить спустя два месяца после первой госпитализации. Двухлетний Кирилл полностью ослеп и почти ничего не слышит на одно ухо — у него катастрофическое поражение обоих полушарий головного мозга. Ребенку может помочь операция по пересадке стволовых клеток — необходимую сумму родственники уже собрали с помощью неравнодушных сургутян. Однако история на этом не заканчивается. В больнице категорически отказываются признавать не только факт врачебной ошибки, но и мешают реабилитации малыша.

«Нам отказали в центре „Росинка“, где мы могли бы пройти реабилитацию, потому что ребенку поставили диагноз эпилепсия. Но при эпилепсии ЛФК и массаж легкий не противопоказаны, а рекомендованы, каких-то эпилептических припадков мы не наблюдаем. Когда поедем на операцию в Москву, проведем исследование, чтобы понять, есть ли такое заболевание на самом деле или нет», — рассказывает Вероника Пинчук.

Более того, в СОКБ сейчас пытаются доказать, что у ребенка на самом деле была кишечная инфекция — то есть изначальное лечение было правильным, а такие сильные повреждения головного мозга обусловлены тем, что у малыша якобы был слабый иммунитет, да еще и перинатальное инфицирование другой герпетической инфекцией — цитомегаловирусом.

«В карте Кирилла огромное количество подделанных записей. Вплоть до того, что есть пара документов явно другого пациента. На некоторых бланках анализов нет фамилии ребенка, просто приложена рядом бумажка с его данными — его это анализы или не его, мы сказать не можем. Из больницы выписали 19 января, а заключительный диагноз на титульном листе медицинской карты от 18 февраля. И так далее, и так далее — целый список подделок, которые видно невооруженным взглядом без каких-либо экспертиз», — рассказывает Абзалова.
Эти документы родственники мальчика передадут в правоохранительные органы, которые уже начали проверку. Окружную больницу ждут и судебные разбирательства с родственниками Кирилла. Проблема врачебной ошибки может касаться и других пациентов — ведь никто из них не может контролировать, как ведутся врачебные документы.

«Мы собираем подписи под петицией, чтобы отправить ее в Росздравнадзор и министру здравоохранения Веронике Скворцовой. Суть в том, чтобы пациенты могли контролировать, какие записи появляются в их медицинских картах. Право у пациентов знакомиться с документами в поликлинике или больнице есть и сейчас, но вот когда человек захочет это право реализовать, может оказаться, что там появились неожиданные записи и исчезли другие. А в страховой медицинской компании вы и такого права лишены — что медики предоставят для экспертизы, то и будут анализировать специалисты. И потом в суде экспертиза такая не в вашу пользу.

Российское законодательство сейчас не защищает пациентов от произвола недобросовестных врачей, которые таким образом скрывают врачебные ошибки, лишая даже детей возможности получить компенсацию за нанесенный вред», — рассказывает Анджела Абзалова.

В пресс-службе Сургутской окружной клинической больницы оперативно дать комментарий не смогли, хотя запрос был отправлен еще несколько дней назад, объяснить ситуацию там пообещали чуть позже. Что же касается Кирилла, у мальчика еще остался шанс на нормальную жизнь — операция по пересадке стволовых клеток, деньги на которую собирали всем Сургутом, пройдет в ближайшие несколько месяцев.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
АВТОРИЗАЦИЯ
Вечерний Магнитогорск